из чего я сделана?

Есть обычай на Руси — ночью слушать Би-Би-Си.
/советские пословицы и поговорки/

Мне 4-5 лет. Я живу с дедом и бабулей. Я счастливый человек, потому что лучше деда и бабули нет никого на свете (если бы они ещё не заставляли есть суп…) Они любят меня так, как будто я единственный ребёнок в мире, оставшийся в живых после последней войны. Эта любовь не отменяет стояний в углу в наказание за шалости, ежедневного мытья посуды, ухода за бабулей, когда она не может ходить, а также случайных заработков в дошкольном возрасте. Однажды на заработанные деньги мне купили зимние сапоги, как у взрослых девочек, взамен детских валенок.

На нашей большой кухне слева от окна, в углу, — маленький столик с радиоприёмником «Рекорд-60». Дед ставит радиоприёмник на попа, снимает заднюю крышку в ровных круглых дырках, на крышке — некрасивый рисунок из линий, соединяющих квадратики и кружочки. Ничего интересного. Дед говорит, что это — схема радиоприёмника. В общем, что-то умное, но скучное. Дед почти каждый день что-то паяет внутри, а я ему помогаю: проверяю, загорается ли зелёный огонёк с парадной стороны и бегает ли по экрану с линиям и цифрами такая смешная штука. Она должна бегать именно в тот момент, когда я кручу ручку настроек. Плюс ко всем этим фокусам радиоприемник издаёт странные звуки между песнями и разговорами на иностранных языках. И это так таинственно… как в волшебстве. Лучше, чем книжки! нет, не все, конечно, но лучше некоторых точно. Я наизусть пою все позывные, похоже передразниваю «Пионерскую зорьку» и «для вас поёт Гелена Великанова», а ещё — смешного артиста Райкина, которого знаю из телевизора. И это единственное, что мне нравится делать перед гостями — не читать стихи, не петь, стоя на табуретке, а сидя за круглым столом под оранжевым абажуром передразнивать радио и Райкина. Глядя на воображаемую фотографию я говорю «райкинским» голосом: «А это что за нахальный тип? глаза наглые… ох ты… так это ж я сам в 20 лет!» — и дальше весь монолог наизусть. Взрослые смеются, а тётя-артистка с бабушкиной работы хвалит: «Ириша, ты так смешно показываешь, приходи к нам работать». Однажды, когда приехала мама и я стала в очередной раз — для неё, для неё! — «показывать Райкина», вдруг оказалось, что непохоже. Мама сказала: «Интонация, конечно, похожа, даже смешно, а вот голос — совсем нет. Ну сама подумай — ты девочка, а он — взрослый мужчина. Разве может твой голос походить на его?» Я была не согласна, я не понимала слово «интонация», я была твёрдая как камень и даже не заплакала. Первое, что я спросила у деда, когда мама ушла: что такое интонация? Но всё равно была не согласна.

Радио — это целая жизнь, которая начиналась с утра и заканчивалась поздно вечером — принудительно, потому что «завтра не встанешь!» После завтрака дед начинал паять и звал меня: «Ириша! будешь проверять?» А как же! конечно буду! Родной зелёный огонёк, «поёт Владимир Трошин», «выступает орденоносный имени Александрова…», а вечером — мужские иностранные голоса, прилетающие на нашу кухню через моря и океаны. Голоса прерывались странными хлюпающими звуками, но дед никогда не сдавался: «Сейчас поймаем!… не грусти — будет тебе белка, будет и свисток».

Я не любила только прогноз погоды, потому что когда его передают, надо сидеть тихо, не скакать, не орать, и не любила «Утреннюю гимнастику» — потому что медленно и скучно. А самым лучшим было — паять и слушать Майю Кристалинскую.

Из чего я сделана?
Из русской классической литературы, советского кино, самиздата, антисоветского радио и песен Майи Кристалинской.

© И.Бажовка, 2018

Когда весна придёт — не знаю…

А.С.Пушкин — Я вас люблю, хоть я бешусь…

«Voice of America» («Голос Америки») — позывные.

Иосиф Бродский — Я всегда твердил, что судьба — игра…

Майя Кристалинская — А за окном то дождь, то снег…

Я #шалила и использовала свои фотографии 1980-2018 годов в коллажах для альбома «1980-2018»
Пожалуйста, кликайте фото — под каждым из них музыка, иногда — много музыки, кое-где — мои и чужие тексты.

1980-2018

Вернуться


Top
Яндекс.Метрика