Пити

Jacqueline’s Tears

И тут тебе говорят: это же не ваша собака, причём тут ваша дружба с покойным? вы же не маленькая, должны понимать.
и ты говоришь: да, да, конечно, я понимаю… но на самом деле ты не понимаешь, то есть — только умом, а сердце кричит: не забирайте её у меня! мы любим друг друга! мы каждый день были вместе — с собакой и с её хозяином, теперь он умер, собака расстроена, её хозяин хотел бы, чтобы собака жила со мной, я это знаю, он доверял мне её, мы гуляли с ней каждый вечер и почти каждое утро, потому что он уставал, он был настоящий мужчина, он скрывал, что устаёт, но всё равно было видно – устаёт до смерти, и он очень скучал по своей Тане — она ушла первой, он не мог больше видеть эту жизнь без Тани и тоже ушёл – к ней, «наверх», как он говорил. они сказали: тем более Вовик хочет эту собаку, ему шесть, он в следующем году пойдёт в школу, надо прививать ему чувство ответственности, он будет её кормить и иногда гулять с ней — в хорошую погоду. я сказала: да, да, конечно, Вовик хороший мальчик, если он хочет любить эту собаку, то конечно… вот я тут всё сложила в рюкзачок: её миски, её одежда, скоро будет готов ещё один комбинезон — его дошивают, я вам подвезу на днях, её игрушки, эта — любимая… как это «не надо»? это же её жизнь…
собака сопротивлялась, упиралась, мы обе плакали. в результате мы поехали вместе к её новым хозяевам, я несла её до их квартиры на руках — она устала сопротивляться, мы обе устали, я знала, что в последний раз несу её тепло, её запах, её испуганный взгляд. мы обе понимали — лучше не будет. на днях я узнала, что собаки больше нет. мне сказали, что она умерла во сне. они утром проснулись, а она умерла. зима, земля мёрзлая, самим не прокопать, а платить пьянчугам за могилу – вот ещё! поэтому отвезли в сторону дачи, свернули с дороги, почти на обочине положили под снег, пометили место, весной растает и похоронят, будут ездить на дачу и вспоминать — так они сказали. я не поверила им, я думаю, собака сделала что-то, что им не понравилось, испортила праздники, и они усыпили её. зачем же они так настойчиво забирали? почему не вернули её мне, когда им расхотелось с ней жить? наврали бы что-нибудь про аллергию на шерсть и вернули. вчера и сегодня я всё время думаю о Вовике: как ему с ними? мне страшно за него… а если он тоже сделает что-то не так? например, вдруг будет троечником? или не научится играть в теннис? или захочет стать музыкантом?

9 января 2014
© И.Бажовка

Пиримтвариса

Вернуться


Top
Яндекс.Метрика