Я целую тебя прежнего…

читает И.Бажовка

 

Ирина Бажовка. Стихи. “Я целую тебя прежнего…”

Я смотрю на тебя глазами
полными слёз и обожания,
я смотрю на тебя сонного.

Я целую тебя всеми словами
и знаками
препинания.

Я целую тебя прежнего – не здешнего.

И волна твоего обожания
своего одиночества
швырнёт меня
на твои вечные острые правила:
не отвечать,
не любить,
не жить как хочется.

И главное правило – петитом:
не быть счастливым.

Мое глупое тело,
разбившееся о вечные правила,
ласкают волны, соленые волны
твоего моего одиночества –
нашего равноправия.
соль лижет мои раны.
не жить как хочется.

Попытка номер два:
достать со дна,
быть голым, уязвимым –
не любимым.
Плевать на всё:
на “нет” и “да”,
на все пустые, мутные слова.
Быть самим собой,
полюбить прибой,
пускай швырнёт меня на скалы
милый мой…
ты виноват.
и ты не виноват.
ты навеки мне
брат.

Твое молчание кричало мне в лицо.

В ушную раковину Бога
ты выдохнул –

не прошептал.
Он отвечал тебе сурово –
не отвечал.

Ты целовал меня так строго.
И не ласкал.

Он отвечал тебе –
ни слова
не отвечал.

И даже кофе – по глотку, как прежде
попить с тобой –
нет никакой надежды.

©Ирина Бажовка

 

Ирина Бажовка. Стихи. “Твои мои дороги.”

Я режу пальцы в кровь, твои читая письма,
И музыка – твоя – звучит то тут, то там
и выжигает сердце каждой нотой,
не оставляя мне минуты для забвенья
и утешенья.
Я злюсь, что не по силам мне забыть
твоих дорог – они полные чудес,
неясных, зыбких далей, солнца, цвета,
зверья…
И птиц,
что кружат меж снежинок
иль капелек дождя, переплетая
свой крик с другими звуками небес.
Ты едешь, обгоняя свежий лес
и запахи полей, листвы и дыма,
деревьев, убегающих назад,
и горизонта – в дымке и тумане.
Твои дороги – знаю, не хотел ты –
моими стали, пусть и ненадолго.
По ним хожу – стоптала башмаки
и душу в кровь изранила, как пальцы.
Вернуть нельзя терпеть.
Жестокость запятой
мне оставляет волю для решенья.

©Ирина Бажовка

 

Ирина Бажовка. Стихи. “Два лебедя.”

Мне снился сон — два лебедя отстали
от стаи,
оттаяла Венеция, шёл снег
в Париже –
крыши замело, в мансардах
ослепли окна, беззащитно щурясь,
и даже в Хайфе всё укрыто белым –
почти как прошлой осенью, почти.
И заблудились лебеди в ночи,
перелетая страны, непогоду,
стремясь туда, где солнце и покой,
не достигая солнца и покоя.
Их крылья отразились в зеркалах,
витринах, окнах и глазах собаки,
что на балконе кушает бисквит,
пока её хозяин крепко спит.
и вот, кружа над крышами,
сквозь сон
я поняла, что это я кружу,
и крылья – вместо рук,
и я дрожу
от холода и ветра.
дорожу
я спутником своим –
боюсь его оставить, потерять.
среди домов так просто потеряться.
гораздо проще, чем среди людей
и лебедей.
и вот опять смотрю со стороны –
во сне всё поменялось очень быстро.
кто ты? – что ты?
стучат во мне часы,
как в сердце у Ивана Ильича…
как будто ножками ребёнка топоча.
Пробило полдень, полночь,
снова полдень.
а мы – недвижные,
не шелохнув воды,
с тоской и нежностью смотрели друг на друга.
Во сне, блуждая в лабиринте крыш,
блуждая между слов и тайн друг друга,
спасительное зеркало нашли.
Увидели один ответ на всё.

©Ирина Бажовка

 

Ирина Бажовка. Стихи. “Жить сейчас.”

Вот измученный любовью человек.
До не-встречи долгожданной – целый век.
Он измаялся печалью и тоской,
Мокрость слёзная под заспанной щекой
На подушке – он рукой её прикрыл,
Вспомнил нежность майских бабочкиных крыл.
Сматерился. Но заплакал всё равно.
Жизнь – говно, учили люди. Всё равно –
Он любил и жизнь, и слёзы, и любовь
И подсчитывал: до у́тра сколько снов
Он увидит о любимом?.. Вдруг заснул
И увидел август, музыку… весну!
Предосенняя листва, мажор и вальс.
Как весной проснулась радость:
Жить сейчас. И любить
Сквозную горечь всех не-встреч
И тебя, мой долгожданный человечь.

©Ирина Бажовка

 

Ирина Бажовка. Стихи. “Когда я стану старой.”

Когда я стану старой
то
возобновлю все свои пороки
и попробую новые
перестану интересоваться новостями
ведь всё это уже случалось и раньше
только моя юбка тогда была короче
полюблю ошибки юности
молодости
зрелости
и постараюсь наделать новых
было бы здоровье
но на одну-то затяжку хватит
спорим – мне хватит и на две
и на пару глотков вина
и чашку крепкого кофе
и поцелуй
и ещё один
и ещё

я раздружусь с людьми
и подружусь с животными
так все делают к середине жизни
или ближе к концу –
зависит от того
сколько у тебя терпения
а у других эгоизма
эгоизм всегда перевешивает
и тогда ты заводишь одну-две кошки
или собаку
или попугая
или всех вместе
и у тебя теперь есть
«друзья которые не предадут”

это ты их предашь
когда умрешь раньше всех
кошки сбегут и приспособятся
собаку усыпят
попугай доживет до 284
в эмиграции
больной и никому не нужный
будет клевать хлеб рядом с голубями
на жарких барселонских улицах

Пока я не стала старой
и не подобрала на улице кота
для совместного проживания
свари мне крепкий кофе
добавь каплю коньяка
найди высохшие сигареты
в нижнем ящике стола
выйди на балкон и
прикури одну на двоих
посмотри на моё ещё не старое лицо
и поцелуй
и ещё один раз
и ещё

апрель, 2017

© Ирина Бажовка